«Искушение»

Шильдер Николай Густавович
Холст, масло. Ок. 1856 г.

Данная композиция: написанная учеником Академии художеств, на соискание Большой серебряной медали (- прав художника XIV класса: самого младшего в Табели о рангах), — отмечена явным влиянием Павла Андреевича Федотова. В принципе, автор развивает тему рисунка-сепии П. А. Федотова: «Бедной девушке краса — смертная коса» (1846 г., в Государственной Третьяковской галерее). Современная жизнь, со всею неприглядной остротою присущих ей проблем, — увиденая художником вполне академично: сквозь призму опыта старых мастеров.

Здесь, в светотеневой режиссуре, гладкой живописной манере и символичных деталях, — вполне узнаваемы классические черты голландской бытовой живописи XVII столетия. Данный памятник является авторским повторением знаменитой картины Н.Г. Шильдера, приобретённой Павлом Михайловичем Третьяковым в 1850-х годах: при самом начале его коллекционирования. Хрестоматийным истоком Третьяковской галереи считается покупка картин «Искушение» и «Стычка пограничной стражи с финскими контрабандистами», Василия Григорьевича Худякова, — в 1856 году. Однако на самом деле, — драматичное полотно Н.Г. Шильдера Третьяков приобрёл лишь двумя годами позже. А «Искушение» из Серпухова, — вполне самостоятельный вариант данной композиции: если в картине, купленной П.М. Третьяковым и хранящейся в его Галерее, — внимание художника больше сосредоточено на разработке фигур и режиссуре характеров, то здесь, — на обстановке, предметной среде: голос которой весьма звучен!

Так графин с чистой водою, у рабочего столика девушки-героини, — зримо воплощает её хрупкую непорочность; свеча, у постели больной матери, — говорит о приближении смерти; фигура кошки, выследившей мышь под комодом, — комментирует домогательства сводни, а луч света, падающий слева в подвальное окно, — означает присутствие вездесущего Бога: недаром на откосе этого же окна автор поместил икону.

© Серпуховский историко-художественный музей.
Политика обработки персональных данных