Новости

К юбилею Петра Великого

                                                                                                             «Русский — тот, кто любит Россию и ей служит».  

                                                                                                                                                      Петр I (1672 – 1725).

 В 2022 году мы празднуем 350-летие со дня рождения первого российского императора — Петра Великого. Пётр I — одна из самых значимых и противоречивых фигур в российской истории. Споры вокруг его действий начались еще при жизни Петра Великого и продолжаются до сих пор. Одни видят в императоре разрушителя русской самобытности, другие – создателя подлинной России. Но, как справедливо заметил известный историк и педагог С.Ф. Платонов, «люди всех поколений в оценках личности и деятельности Петра сходились в одном: его считали силой». Феноменальная работоспособность, любознательность, непреклонная воля и безграничная любовь к своему Отечеству – главные и определяющие качества личности Петра I.

О его жизни и деятельности писали многие. Первое издание «Жития Петра Великого» на словенском языке было напечатано в Венеции в 1772 году в типографии Димитрия Феодозия. Долгое время автором книги считался именно он, так как и сам труд, и предисловие к нему не были подписаны, а в посвящении Екатерине II значилось только имя издателя. Лишь спустя некоторое время установили имя настоящего автора. Это — сербский поэт, писатель и историк Захарие Орфелин (1726-1785). Орфелин владел гравировальным искусством и стал одним из первых  печатать книги на сербском языке, позже был избран членом Венской Академии художеств, писал поэмы на патриотические темы а также богословские сочинения. Из его исторических трудов известны книги о Петре I и Екатерине II.

К написанию книги о Петре, перед личностью которого Орфелин преклонялся, автора побудило доброжелательное отношение к России. В своем сочинении он называет Петра несравненным героем, просветителем, основателем Российского царства и сетует на то, что жизнь и славные дела российского императора описаны почти на всех европейских языках кроме словенского: «один только словенский был такого утешения лишен, за тем, что труды того языка сами того учинить средства не имели, а от Россиян того ожидать уже и утомились». В течение пяти лет Захарие Орфелин составлял свое повествование. Основными русскими источниками, по словам самого автора, для него были работы конференц-секретаря Петербургской Академии наук Герарда Фридриха Миллера (1705—1783) и вице-канцлера Петра Павловича Шафирова (1669—1739). Прекрасно понимая, что труд его несовершенен, Орфелин тем не менее надеялся, что все «неисправности» будут искуплены благородной просветительской целью.

В 1774 году книга «Жития Петра Великого» была переиздана в России. Ее полное название — «Житие и славные дела Петра Великого самодержца всероссийского с предположением краткой географической и политической истории о Российском государстве, первее на славенском языке изданное в Венеции, а ныне вновь с пополнением и поправлением как самой истории, так и с преложением некоторых славено-сербских слов на российский, с гравированными планами баталий и взятых крепостей и на все великие действия медалями напечатано». В фонде Серпуховского историко-художественного музея хранится именно это издание.

Книга, в которую вошли два тома «Жития», вышла в свет в Санкт-Петербурге в 1774 году.

На титульном листе напечатаны имена благотворителей, на чьи средства была издана книга: «печатано иждивением купцов: санктпетербургскаго Сергия Копнина и иркуцкаго Ивана Байбородина». В новом издании помимо посвящения Екатерине II и авторского предисловия содержалось также «Предуведомление от трудившихся в напечатании сей книги», подписанное вышеупомянутыми купцами. В нем они излагали причины, побудившие их предать сочинение З. Орфелина «вторичному тиснению». Первая и главная причина состояла в том, что в издании, вышедшем в Венеции, «сочинитель и издатель за неимением достоверных известий погрешил против самыя истрическия истины». Вторая, не менее важная причина — это язык и слог сочинения, «российскому народу во многом непонятные». Ну и наконец третья – маленький тираж венецианского издания: «книг сея истории вывезено в Россию столь мало, что многие любители истории своего отечества ни за какие деньги получить оныя не могли». Редактировал новое издание, а именно исправлял фактические неточности, историк Михаил Щербатов (1733-1790). Над слогом трудился коллежский секретарь Василий Алексеевич Троепольский (1735- ок.1800).

«Житие Петра Великого» начинается с перечня важных дат в биографии Петра и его деяний в хронологическом порядке. Первые 2 главы книги посвящены краткому описанию географического и политического положения России и древней Российской истории. По мнению автора, это было необходимо, чтобы читатели имели представление о состоянии, могуществе и величии Российского царства и понимали «коль в глубокой тьме неучения и безпорядочнаго правления находилась Россия и что Петр был первый, который собственным разумом и трудом оную из такой тьмы вывел».

Карта России 1774 г, (т.1, с.2).

 

Отдельные главы книги посвящены знаменитому «Великому посольству 1697-1698 гг». (гл. V) и «житию, поступкам и осуждению» сына Петра — Алексея (гл.XVI).

Особую ценность изданию придают иллюстрации.

Среди них — изображения памятных медалей петровского времени, географические карты, планы сражений, жанровые и баталь­ные гравюры, выполненные А. Шхонебеком (1661-1705), П. Пикартом (1668-1737), А. Зубовым (1682-1751). Многочисленные гравюры первой четверти XVIII в. убедительно доказывают, какое значение придавал император-преобразователь этому виду искусства, видя в нем способ показать своему народу, да и всей Европе, достижения России. Интерес Петра Великого к гравюре проявился еще во время Великого посольства. В Амстердаме в 1697 году он посещал мастерскую Адриана Шхонебека, под руководством которого попробовал сделать гравюру самостоятельно, а затем пригласил своего учителя приехать работать в Россию, на что Шхонебек ответил согласием. Манера мастера как нельзя лучше подходила для воплощения задач, поставленных Петром. Шхонебек стремился к предельной реалистичности изображений, к точности в передаче деталей. При этом он включал в свои гравюры барочные картуши (щиты с изображениями или текстом), превращавшие схематичные чертежи в произведения искусства.

Гравюры отображали буквально все стороны русской действительности, информировали население о триумфальных шествиях, празднествах, построенных новых кораблях и что было особенно важно для царя, о ходе Северной войны. Военная тема раскрывалась через изображения осад и штурмов крепостей, видов военных кораблей, панорам сухопутных и морских сражений. Печатались также топографические и географические карты и схемы. На театр военных действий по вызову Петра выезжали мастера-граверы. В их задачу входило делать гравированные изображения по свежим следам военных событий. Существовала Походная гравировальная мастерская, руководил которой П. Пикарт. Работы Пикарта отличались сухим, практически документальным языком, который соответствовал задачам гравюры как информационного документа.

П. Пикарт, «Полтавская баталия».

«Говорят, что было приведено под Полтаву тридцать две тысячи человек Шведов, с которыми Карл вторыйнадесять не смотря на скудость артиллерии и хлеба, надеялся завоевать Российское государство, и низложить Монарха, кой до двадцати милионов подданных имеет. Предприятие поистине дурное! Карл, да и генералы его имели всегда на уме баталию Нарвскую, где они с малым числом Шведского своего войска победу одержали над многовящим числом Россиян. Но не разсуждал того, что Россияне со дня на день преуспевали в военном искусстве». (т.1, с.344).

В 1711 году гравировальную мастерскую возглавил великолепный гравер-художник Алексей Зубов.  В работах на батальные темы Зубов делал акцент на динамичности и эмоциональности сцен морского сражения, показывая столкновения судов в пороховом дыму, стреляющих из ружей солдат в лодках, упавших в воду людей и т.д.

А. Зубов, «Морская баталия при Гангуте».

«Сражение продолжалось два часа, и было оно с обеих сторон весьма жестокое. Царь Петр отправлял тогда должность солдата, матроса, кормщика и Контр-Адмирала попеременно, повелевая словом, работая своими руками и ободряя своим примером. Не смотря что Шведы оказывали в сражении чрезмерную храбрость, ударил Петр сам со своим фрегатом на корабль, на котором Эреншельд находился, и показал тут, что он совершенный морской солдат, понеже все шведские галеры и прамы были пойманы…». (т.2, с.54).

Памятные медали.

Обширный исторический труд З. Орфелина «Житие и славные дела Петра Великого», хранящийся в фонде Серпуховского музея, в настоящее время является раритетом. К юбилею Петра I в музее проводится выставка, на которой будут представлены интересные экспонаты из музейных фондов, среди которых еще несколько редких изданий, связанных с жизнью и деятельностью Петра I.

 

                                                           Хранитель фонда редкой книги СИХМ Еренцова О.А.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.